Previous Entry Share Next Entry
Солженицын (1)
kolesov70

                                                  Солженицын: за и против

       Краткое содержание очерка, полный текст с приложением и перечнем источников дан в http://lit.lib.ru/k/kolesow_w_i/

Солженицын родился в 1918 г. Способный и старательный, в школе учился хорошо.

Во время школьной перемены одиннадцатилетние Шурик Каган и Саня Солженицын решили бороться. Каган победил. Саня заорал на Кагана:

— Ну, ты, жид пархатый!

Каган резко его толкнул, Солженицын, ударившись об угол парты, рассек лоб. Шрам остался на всю жизнь. На вопрос о нем отвечал загадочными намеками. Почитатели вздыхали: фронтовик, узник ГУЛАГа, понятно.

Одноклассник Симонян: «Это был интриган, умевший поссорить товарищей по учебе и остаться в стороне, Лицемер с большой буквы, очень находчивый».

В 1936 году закончил школу, вступил в комсомол; был сталинским стипендиатом в вузе, окончил с отличием.

В 1940 году он женился на Наталье Решетовской. Она хотела родить. Когда она забеременела, он настоял на аборте, после чего она больше не могла иметь детей.

В студенческие годы: «Я действительно повернулся, внутренне, и стал, только с этого времени, марксистом, ленинистом, во всё это поверил». В студенческой среде были популярны левые: Троцкий, Зиновьев, Каменев. Росли антисталинские настроения. Солженицын мечтал стать трубадуром Красного Октября: «Для понимания революции мне давно ничего не нужно, кроме марксизма; всё прочее, что липло, я отрубал и отворачивался».

На фронте с февраля 1943 года; служил командиром батареи звуковой разведки. Был награжден орденами Отечественной войны и Красной Звезды. Звуковая разведка — особый род войск, строго засекреченная, ее держали подальше от передовой.

Говорил о том, что видит смысл своей жизни в служении пером интересам мировой революции. Поэтому сегодня ему все не нравится. Во многом он видит отход от идеалов революции.

Военные беды он ставил в вину власти: отступление, штрафбаты и лагеря за мелочи, «нет справедливости и милосердия… для русского военного человека плен хуже чумы, а из плена он почти неминуемо попадал в свой застенок». Пренебрегал фактами: на самом деле попадало пять процентов пленных.

В 1943 году он и школьный друг Виткевич оказались рядом, составили политическую программу - антисталинскую.

1943-44 годы стали роковыми в жизни Солженицына: он выступил против власти, против государства. Он стал ругать власть в письмах, то есть открыто, потому что тогда в стране все письма читались контролерами-цензорами.

Симонян о письмах: «Были в нем резкие слова и в адрес Сталина. Посылать такие письма в конверте со штемпелем «Проверено военной цензурой» мог или последний дурак, или провокатор. Эти письма не соответствовали извечной трусости нашего приятеля - а Солженицын самый трусливый человек, которого когда-либо знали. Мы выразили несогласие с его взглядами».

В феврале 1945 года Солженицын был арестован. Осужден на 8 лет.

Почитатели Солженицына считают причиной ареста неосторожность в переписке, излишнюю уверенность в замаскированности текста. Со временем эта самоуверенность возрастала ввиду безнаказанности со стороны цензуры.

Противники Солженицына выдвинули версию самострела идейного: сам спровоцировал свой арест, чтобы оказаться в тылу. Однако для него в звуковой разведке опасность смерти была минимальной.

Во время следствия, по его словам, «сам себя только оплевывал, свел всё к мещанскому брюзжанию».

                                                     

В лагере старался устраиваться на легкие работы, и это ему удавалось.

В 1946 году его перевели в шаражку - в акустическую лабораторию. Имел возможность много читать и писать.

Был завербован в качестве тайного осведомителя. Позже писал, что был завербован, но доносов не писал.

В 1950 году переведен в экибастузский лагерь в Казахстане.

Много писал, заучивал наизусть. Тесно общался с бандеровцами из Организации украинских националистов.

В январе 1952 года передал в оперчасть лагеря донесение о предстоящем восстании бандеровцев (донесение хранится у немецкого журналиста). Бунт был подавлен. За день до бунта Солженицына перевели в тюремный госпиталь.

В 1952 году хирург-зэк делает Солженицыну операцию по удалению злокачественной опухоли в паху.

В 1952 году Симонян и Виткевич были ознакомлены с доносами Солженицына, были поражены и возмущены.

В 1953 году закончился срок заключения, прибыл к месту ссылки в Казахстане. Лечился по поводу рака.

В 1956 году после отмены ссылки приезжает к Решетовской в Рязань. Устроился учителем с зарплатой 60 рублей. Профессорская зарплата жены 320 рублей.

В 1957 году реабилитирован.

1962 год. Копелев, друг по тюрьме, прочитал рукопись повести «Один день Ивана Денисовича»: «Это - типичная производственная повесть, перегружена деталями».

Повесть передана Твардовскому. Тот в восторге: «Хороший, чистый, большой талант. Ни капли фальши!» Обратился к Хрущеву: «В силу необычности материала, освещаемого в повести, я испытываю настоятельную потребность в Вашем совете и одобрении».

Хрущев одобрил: «Вещь сильная, очень. И она не вызывает, несмотря на такой материал, чувства тяжелого, хотя там много горечи. Я считаю, эта вещь жизнеутверждающая. И написана, я считаю, с партийных позиций».

Хрущев велел раздать 23 экземпляра кому положено, объяснив, что теперь нет культа личности.

Политбюро решило публиковать «Ивана Денисовича». Опубликовано в журнале «Новый мир».

В этом же году у Хрущева были неприятности: расстрелы рабочих в Новочеркасске и карибский кризис.

Чуковский: «Великое произведение искусства – «Иван Денисович» - поразило меня раньше всего своей могучей поэтической (а не публицистической) силой. Я понял, что у Льва Толстого и Чехова есть достойный продолжатель».

«Один день Ивана Денисовича» выдвинут на Ленинскую премию. В газете «Правда» подводятся итоги читательской почты. Самая большая группа читателей пришла к выводу: повесть А. Солженицына заслуживает положительной оценки, но ее нельзя отнести к таким выдающимся произведениям, которые достойны Ленинской премии.

В Комитете по премиям «за» — двадцать, «против» — пятьдесят.

Решетовская: «У него складывались наивные, а то и просто фантастические представления о самых простых житейских вещах. И сочинение “планов” - вроде тех, что были связаны с кризисами в нашей с ним жизни, просто потрясавших людей своей отчужденностью от реального.

Шло это от отсутствия достаточного интереса к шумящей вокруг него жизни, от недостатка опыта, глубокого знания жизни и людей. Не хватало обилия наблюдений. А если и было - то лишь из одной, узкой сферы жизни – лагерной».

На смену старым друзьям приходили новые, почитатели и фанатики. Все их услуги он воспринимал как должное, считая, что он чуть ли не облагодетельствовал всех их, милостиво разрешая служить ему.

В 1964 году Солженицын познакомился с женщиной, ученым профессором, стройной и нежной, вспыхнула страсть, произошло прелюбодеяние. Попросил жену разрешить жить с профессоршей. Она попросила позволить ей уйти совсем, уйти из жизни. Он сдался.

Решетовская: «Фантастический план мужа возродить на русской земле полигамию не состоялся».

Жители Рязани рассказали журналисту о тех, с кем Солженицын прелюбодействовал: среди них были Лена Ф. (несовершеннолетняя), девушка Ч., Наталия Р., Зоя Б., Мира и другие.

Новый роман «В круге первом» понравился Твардовскому, беспокоили сталинские главы.

Помощник Хрущева: «Прочтя «В круге первом», я жалею, что в свое время способствовал появлению «Ивана Денисовича».

Хрущев снят. Солженицын начал передачу на Запад микрофильмов своих сочинений.

КГБ изъял у приятеля Солженицына «Пир победителей». ЦК КПСС издал закрытым тиражом и распространил среди идеологических работников «Пир победителей» и «В круге первом».

В США и ФРГ вышли сочинения Солженицына.

Министр культуры Демичев провел беседу с Солженицыном: «Партия не хочет видеть в художественном произведении пессимизма, очернительства, тайных стрел. Вы сильная личность, скромный открытый русский человек, не озлобленный. Запад не получил второго Пастернака».

Руководитель КГБ Семичастный: «Писателя Солженицына следует отнести к самой серьезной категории врагов режима… Возмутителен его «Пир Победителей», полный нескрываемой ненависти к советскому строю».

Андропов: «Надо решительно воздействовать на Солженицына, который ведет антисоветскую работу».

Солженицын усилил запуск своих сочинений в самиздат. Выступил в десятках НИИ, его слушали с восторгом. Закончен «Архипелаг ГУЛАГ», пленка отправлена на Запад.

Твардовский: «Я бы «Раковый корпус» не напечатал — по неприятию автором советской власти. Он ничего не хочет простить советской власти, ничего не хочет забыть. У автора «Одного дня» нет ничего святого».

Они расстались, на этот раз не ссорясь и не бранясь; с тяжким сожалением, что повлиять на взгляды друг друга невозможно.

В 1967 году Солженицын разослал письмо «Обращение к съезду писателей».

Обсуждение письма на секретариате Союза писателей.

Грибачев: «Надо опубликовать «Пир Победителей. Пусть тогда Солженицын отвечает перед народом».

Шолохов: «Солженицын — это или опасный для общества психически больной, злобный графоман, или, если он здоров, злобный антисоветчик, прямой враг».

После закрытия съезда письмо «Обращение к съезду» было опубликовано в «Монд».

Помощницы Солженицына привлекли еще одну – Наталью Светлову.

Она моложе Солженицына на 29 лет. Активно участвовала в самиздате. У нее малолеток от первого мужа, который развелся с ней из-за ее измен.

Солженицын: «Открывал в ней человека бьющей жизненности и был покорен ее яркой женственностью... Перекружилась вся наша жизнь, стала она Алей, моей второй женой».

Она еврейка по матери. Солженицын уговорил ее принять христианскую веру, крестил ее и был ее крестным отцом.

В 1969 году Солженицыну присуждена премия французских журналистов за романы «В круге первом» и «Раковый корпус».

Избран почетным членом Американской академии искусств и литературы.

Солженицын исключен из Союза писателей, исключение поддержали Федин, Чаковский, Сурков, Полевой, Кожевников, Леонов, Тихонов, Наровчатов.

Против: Можаев, Бакланов, Трифонов, Окуджава, Антонов, Войнович, Тендряков, Максимов, Л. Копелев, Л. Чуковская, Ж. Медведев, И. Грекова.

Заявление правления СП: «Никто не намеривается задерживать Солженицына, если он захочет отправиться туда, где будут с энтузиазмом приветствовать его и его антисоветские произведения».

Солженицын рассылает «Открытое письмо Секретариату СП РСФСР».

Твардовский: «Это — бунт. Неблагородство. Это антисоветская листовка! Остается один итог: подло, хоть ты и будь гений... Перечитал «Ивана Денисовича» и — ахнул. Это таки законченно антисоветская вещь, с точки зрения времен, породивших ее».

В 1970 году Солженицын признался 50-летней жене, что у него роман с другой, уговаривал на развод, она против. Она отравилась, три дня провела в коме, в больнице ее спасли. Развод затянулся на три года.

Выдвинут на соискание Нобелевской премии французскими писателями.

Сергей Михалков: «Лично я считаю эту инициативу ничем иным, как очередной политической провокацией, направленной против советской литературы… Это обнажит политический характер решения Нобелевского комитета. Что касается Солженицына, то это враг. Я лично не могу себя убедить, что в свое время он случайно попал в лагерь, откуда его не надо было и выпускать».

8 октября 1970 года присуждена Нобелевская премия.

Вера Панова и ее муж Давид Дар: «Вопреки всем провокациям Фединых, Соболевых, Михалковых, русская литература еще раз получила всемирное признание… Весть о всемирном признании писательского и нравственного подвига Солженицына была воспринята с ликованием и счастьем».

Подготовлен проект указа о лишении Солженицына советского гражданства и выдворении его из пределов СССР.

Стеклова родила сына.

Продолжалась передача за границу сочинений. Издаются в Германии, Голландии, Франции, Англии, Соединенных Штатах, Испании, Дании, Норвегии, Швеции, Италии.

 


?

Log in